Ctrl

 

Раззак Адель
в дневниках Хоровой студии

15 декабря 1993 (среда)
Первый день
Концертный хор благополучно прибыл в Нидерланды

В семь часов утра у здания ЦВР собрались все: и родители и дети. Не было только автобуса, на котором нам предстояло ехать в аэропорт. Отец Серёжи Грибанова на своей машине отправился на его поиски.

Поиски завершились удачно. Оказалось, что водителю автобуса дали неверный адрес и, если бы не Грибановы, то добирались бы мы до аэропорта своим ходом.

Аэропорт Пулково-2 был пуст и встретил нас на редкость молчаливо. Наш рейс был запланирован на 11:50, и потому мы , прибыв к девяти утра, в полном одиночестве ожидали объявления о регистрации.

В аэропорту проблем не было. Декларацию на каждого ребёнка заполнять не пришлось, и прохождение всех пропускных пунктов завершилось успешно и быстро.

Точно по расписанию, наш самолёт ТУ-154, следующий рейсом 633 Санкт-Петербург — Амстердам, взлетел. Подробности полёта в фрагменте из сочинения Раззака Адэля:

«Мы летели не очень удачно, потому что мне прищемили палец. Когда палец прищемили, то мне стало очень больно, и я заплакал. Ко мне подбежала Галина Валентиновна, стюардесса и помощник капитана. Они сказали мне, чтобы я не плакал, и что всё будет хорошо. После того, как мне перевязали палец, я пошёл на своё место. Потом мне стало не так больно. После этого дали есть, и мы начали приземляться».

Адэлю действительно было настолько плохо, что Вадим Александрович не стал ругать и тем более как-то наказывать его за баловство с дверьми туалета. Однако российская бортпроводница не упустила случая блеснуть перед пассажирами блестящим знанием родного языка и успела за достаточно короткий промежуток времени не только изложить свои чувства и переживания по поводу произошедшего, но и поделиться методическими размышлениями, касающимися педагогического мастерства.

Итак, через два с половиной часа мы были уже в Амстердаме.

В аэропорту хор встречали менеджер с голландской стороны госпожа Нанка де Ланга и её помощница — Эльза. Обе держали в руках огромные букеты красных тюльпанов. Каждый мальчик получил по цветку.

Нагруженные, с тележками, чемоданами и мешками, мы достаточно долго ждали автобус. Нанка извинилась перед всеми, сказав, что водитель совсем недавно приехавший из Индии, плохо знает город и поэтому так долго ищет дорогу в аэропорт.

Наконец, автобус подъехал. Как только все расселись по местам, Нанка сообщила нам о том, какую программу она подготовила для хора. Мы узнали, что в воскресенье нам предстоит съёмка на телевидении с каким-то австралийским певцом, а так же, о том, что она купила для всех детей новые куртки, бабочки, джинсы, футболки, шапки и мешки. Всё это Нанка собиралась подарить мальчикам завтра утром. Далее обсуждалась предстоящая запись на телевидении, и Нанка сказала, что хору необходимо выучить песню Грубера «Тихая ночь». Вадим Александрович ответил, что совсем не знает этой песни и хорошо было бы найти её ноты. Пришлось остановить автобус у первого попавшегося нотного магазина. Продавец показал пять вариантов песни в самых разнообразных обработках. Вадим Александрович выбрал одну из них, в сопровождении фортепиано, и Нанка с готовностью оплатила покупку.

Где-то через два часа наш автобус подъехал к гостинице. Это был Герберт-отель, расположенный в Окенбурге. Все получили ключи от комнат. Дети, разместившись, стали распаковывать вещи, а сонные и усталые Вадим Александрович и Агнесса Стефовна были вынуждены поехать знакомиться с певцом из Австралии. Повёз их на эту встречу Роб (муж Нанки). Вдобавок ко всему после этой встречи Роб отвёз их в свой концертный зал на фортепианный вечер, где они буквально «проспали» и первое, и второе отделение.

Вернувшись в гостиницу далеко за полночь, Вадим Александрович увидел, что все дети уже спят. И потому историю о встрече с австралийским музыкантом и о фортепианном концерте пришлось мучительно превозмогая сон, выслушивать всем остальным сопровождающим.

Так завершился первый день нашего пребывания в Нидерландах.