Ctrl

 

Письмо
в дневниках Хоровой студии

7 июня 2012 (четверг)
Находка
Пятый день работы XXI летнего хорового лагеря

Мы могли бы сегодня продолжить своё ежедневное повествование о буднях и праздниках двадцать первого хорового лагеря, если бы не находка, случайно обнаруженная в папке одного из учеников нашей студии. Имя ученика по понятным всем причинам мы сохраним в тайне. А находкой поделимся с вами. Это - письмо. Посоветовавшись между собой, мы решили опубликовать его полностью, как говорится «без купюр». Итак…

«Милая моя мамочка! Я пишу тебе письмо, потому что поговорить нам некогда. Всего только пятый день учу я номера по сольфеджио, а мочи моей уже больше нет. Учителя у нас добрые, просят меня не спешить, учить номера спокойно, так, чтобы оставалось время на жизнь. Жалеют они меня, [далее неразборчиво - прим. ред.] не хотят принимать по двадцать номеров в день. Я и плакал, и на коленях перед ними стоял, и говорил, что обещала ты меня убить, если все номера не сдам... Бесполезно. Иди, говорят [далее неразборчиво - прим. ред.], домой. Отдыхай, говорят [далее неразборчиво - прим. ред.]. Как объяснить мне им, что не разрешила ты мне без сданных пятидесяти номеров домой возвращаться. Да и сам я вспоминаю, как ты каждый день проверяешь моё домашнее задание по сольфеджио, и плакать начинаю от жалости к тебе, дорогая моя мамочка. Ведь нот ты не знаешь, песен наших грустных не понимаешь, а диск с номерами по сольфеджио, который ты слушаешь в машине, пока едешь на работу, доставляет тебе одни лишь неприятности: вчера на восьмом номере [«Спят усталые игрушки» - прим. ред.] ты едва не заснула за рулём, а на девятом [«Ничего на свете лучше нету» - прим. ред.] проехала на красный.

Пытался я сегодня попробовать утешить тебя и заработать хотя бы шоколадку в игре «Хоровое Лото», но угадал всего один номер из тридцати шести [тридцать седьмой,- прим. ред.]. Некоторым мальчикам повезло и они смогли угадать три цифры, а я и этого не сумел.

Татьяна Александровна Садовникова пожалела сегодня меня и сама спела «Песенку кота Леопольда». У Юлии Владимировны еле выпросил «33 коровы». Ирина Алексеевна и Татьяна Александровна Смекаленкова с трудом согласились пропеть за меня «Дуэт Короля и Принцессы».

Может быть уехать мне поскорее отсюда на деревню, к дедушке?

А пока я переночую в шалаше, который мы строили два дня вместе с Лёвой, Сашей и Петей. Лёва сказал, что на воздухе номера учатся лучше, так как кровь постоянно обогащается кислородом.

Остаюсь твой сын...»