Ctrl

 

Перголези
в дневниках Хоровой студии

11 июня 2013 (вторник)
Одиннадцатое июня
Концертный хор дал сольный концерт в Академической капелле


Предлагаем вашему вниманию второй вариант того, как был прожит один и тот же день — одиннадцатое июня — учащимися нашей хоровой студии. Если говорить точнее — участниками концертного хора мальчиков. Нам посчастливилось напечатать два дневника одного дня, а вам — увидеть две стороны медали.

Александр Петров (15 лет):

«Этот вторник был какой-то странный. Непривычно пасмурный, дождливый и подозрительно тихий. Несмотря ни на какие препятствия, в 8:50 какой-то мальчик уже ломился в двери хоровой студии. Это был я. Удивительно, на этот раз даже не опоздал. Каково же было моё удивление, когда и в 9 часов я никого там не обнаружил. Что происходит? Я же договорился со своим подшефным! Пришёл Алексей Максимович и открыл двери. Никто так и не пришёл. Я долго сидел в прихожей, пока наконец мне не сказали, что СЕГОДНЯ ЛАГЕРЯ НЕ БУДЕТ! КАК! Почему это?? Дело в том, что вчера мне пришлось раньше уйти с репетиции, и я не слышал, что для концертников лагерь отменён в связи с концертом.

Пришлось возвращаться домой и дожидаться концерта. Как раз перед концертом хлынул дождь. На автобусе добраться было невозможно — весь Адмиралтейский завис, как старый компьютер. Будто на наш концерт собрался вдруг весь город!

К концерту готовились серьёзно и основательно. Ко многому пришлось привыкать. Большой оркестр, незнакомый дирижёр, непривычно медленные темпы. Казалось, что с каждым произведением темп всё замедлялся и замедлялся. Было обидно, что фуга из «Stabat Mater» была исполнена совсем медленно.

Очень помешали аплодисменты после каждого номера. У меня сложилось такое впечатление, что из-за этого музыканты немного растерялись. Но, в целом, концерт, особенно второе отделение, получился очень хороший. Поскольку эта музыка очень удобна для исполнения, то трудностей не возникло, голоса звучали хорошо. Думаю, не удивительно: ведь музыка Вивальди и Перголези была написана как раз для хора мальчиков.

Перед концертом Вадим Александрович сказал вступительное слово о произведениях, которые будут исполнены, и рассказал о жизни Перголези и Вивальди. Так мы узнали много нового об этих композиторах. Например, про Вивальди я узнал, что новые идеи приходили ему в голову прямо во время богослужения, и он сразу же их записывал.

В зале мы видели кандидатов. Приятно, что они пришли поддержать своих шефов на концерте!»

Алексей Каликсон (13 лет):

«Вот и наступил этот долгожданный концерт! Столько сил было вложено для успешного выступления. Партитуры мы стали разучивать ещё за год. Также у нас были две тяжелейшие репетиции с латвийским дирижёром.

Сам дирижёр оказался очень придирчивым и на репетициях часто просил нас петь по два-три раза. Но я его понимаю, ведь на дирижёре лежит ответственность за хор и оркестр, и он тоже хочет, чтобы концерт прошёл хорошо.

На концерте мы должны были петь только два произведения: „Stabat Mater“ и „Gloria“. „Gloria“ мы пели и раньше, так что дирижёр за неё волновался меньше. А вот „Stabat Mater“ нам далась очень плохо. Бывало, что альты не вступали вовремя.

Ровно в 19:00 наш концерт начался. Первые тридцать минут всё шло хорошо, но когда мы подошли к восьмому номеру, дирижёр переволновался и дал темп в два раза медленнее, чем надо. Ну а дальше всё опять пошло как надо.

По-моему, „Gloria“ была исполнена хорошо, легко и с чувством, а „Stabat Mater“ похуже. Очень бы хотелось продолжить работу с произведением Перголези, чтобы удалось ещё лучше передать его красоту.

По-моему, всем зрителям понравилось. А это — самое главное!»

Павел Потапов (13 лет):

«Вчера, по обычаю, я проснулся в 8:00, но не пошёл в лагерь. Как и в понедельник, концертников освободили от лагеря. Всё это потому, что у нас был концерт в Академической капелле. Исполнялись „Stabat Mater“ Перголези и „Gloria“ Вивальди. В понедельник и в субботу в Капелле были долгие и усердные репетиции. Вчера еле-еле нашлось время на распевку. Чувствовалось какое-то напряжение.

И вот час настал. Началось первое отделение. Я стоял в третьем ряду, на самом верху. Там было ужасно душно. Со стороны, наверное, казалось, что всё очень легко и просто, но исполнителям было не до лёгкости.

В первом отделении пелось тяжеловато. Сказывались духота и краткие сроки разучивания „Stabat Mater“. По-моему, всё прошло нормально, но могло быть и лучше.

Во втором отделении в хор влились юноши. Почувствовались свежие силы. Да и мы прибавили. Поэтому пелось намного легче.

Ну а в целом, я думаю, что все зрители получили огромное удовольствие от всего концерта. Ведь такая музыка, пережившая многие столетия, не может никого оставить равнодушным».