Ctrl

 

Дюсхорн
в дневниках Хоровой студии

1 декабря 2015 (вторник)
СИТТЕНЗЕН-ДЮСХОРН
Концертный хор дал концерты в Ситтензене и Дюсхорне

Александр Куминов (13 лет)

«Сегодня на завтраке у нас был шведский стол. Он включал в себя бутерброды — завтрак из Германии, пиццу — завтрак из Италии, кашу, мюсли, йогурты и фрукты — завтрак из России и многие другие блюда из разных стран мира».

Михаил Пилип (13 лет)

«Сегодня на завтраке, пока мы ели, Вадим Александрович с грустью и завистью смотрел на нас, так как он, наверное, на диете. Мне Вадима Александровича немного жалко. Смотреть на еду и не есть её — настоящая мука».

Антон Корчагин (10 лет)

«Я хочу приехать в следующем году в Штелле, потому что жить здесь одно удовольствие».

Егор Запорожцев (11 лет)

«Сегодня — 1 декабря, первый день зимы. Вчера был мой День рождения, но я не писал дневник, я забыл взять его в автобусе. Так что я опишу и вчерашний день. С самого утра я принимал поздравления: сначала мне звонили, потом, когда после моего сола на концерте Вадим Александрович объявил, что у меня День рождения, зал пел мне песню. Вечером после репетиции с любительским хором, они спели мне канон к Дню рождения, ну и потом, по традиции меня поздравлял Вадим Александрович. Вообщем, у меня был день поздравлений.

Сегодня на первом концерте мы пели три блока по два произведения. В перерывах мы ели и когда мы уже третий раз садились за стол, я не знал, что делать, ведь есть уже совсем не хотелось».

Денис Лобач (15 лет)

«Вот и наступил первый день зимы. Хотя в Германии сегодня по осеннему тепло, я уже хочу зиму, хочу идти по белому снегу, слушать любимую музыку и видеть всю эту рождественскую суету.

Самым запоминающимся для меня был первый концерт в городе Ситтензен на крестьянском дворе. Было незабываемо дарить пожилым людям счастье, добро и частичку рождества. Этот концерт показался мне самым искренним, тёплым и душевным за эти три дня, проведённые в Германии».

Владимир Макаров (15 лет)

«Зиму хочется не только из-за снега и нового года. Просто зимой больше верится в чудеса и в самую волшебную сказку про жизнь».

Фёдор Журин (13 лет)

«Наш первый концерт прошёл в городе Ситтензен, где мы выступали в крестьянском доме. Выйдя из автобуса и войдя в милую маленькую деревушку, мы даже представить не могли, что в таком домике находится музей, праздничный стол и различные украшения из разных веков».

Артемий Патрасенко (11 лет)

«Началось всё с маленькой экскурсии по мини-этнографическому музею, где нам рассказали, какую немцы раньше носили одежду, как работали, как жили, какие были приспособления».

Вадим Раевский (12 лет)

«На крестьянском дворе всё было как будто музейное. Я даже боялся прикасаться к чему-либо. Когда прикасался, мне всё казалось, что вот-вот зазвенит сигнализация и приедет полиция. Но вот мы выходим на сцену и... я погрузился в удивительный мир музыки. В моих ушах была музыка, в глазах — рука дирижёра, из губ вылетает музыка».

Игорь Логунов (16 лет)

«Пожилые люди смотрели на нас, как на маленьких ангелочков, несущих мир, добро и счастье в их сердца. Я считаю, что такие концерты должны быть более частыми, ведь пожилым людям порой так не хватает внимания со стороны».

Евгений Сысоев (15 лет)

«Первое число. Зима в Германии не радует нас морозом и снегом. Надеюсь, что в какой-нибудь день я выйду на улицу и почувствую лёгкий морозец и похрустывание под ногами. Это было бы так прекрасно!

Сегодня было два концерта. Но, признаюсь, что в коллективе что-либо пережить и перечувствовать гораздо проще, чем одному. Поэтому, вне зависимости от нагрузки испытания переносятся лишь с улыбкой на губах».

Иван Пономарёв (12 лет)

«В городе Дюсхорн нас тепло встретили в холодном помещении, напоив горячим чаем с печеньем. Жители этого города очень ждали нас после прошлогоднего концерта. И мы их не разочаровали. Концерт был удачный».

Женя Слепенков (16 лет)

«Вадим Александрович рассказал нам, что в прошлом году выступление нашего хора в городе Дюсхорн вызвало всеобщий восторг у слушателей и поэтому в этот раз чуть ли не пол города собрались в зале».

Арсений Царёв (11 лет)

«Сегодня Хельмут Хазе организовал нам концерт в крестьянском доме, который стоит в селе, где он сам родился. Всем гостям, и нам устроили чаепитие. Самым удивительным был мини-музей на чердаке того дома. Сам дом тоже можно считать экспонатом, так как он выполнен в стиле немецкой крестьянской усадьбы с соломенной крышей. Наверху были представлены предметы быта, используемые в начале двадцатого века. Там были различные утюги, работающие на углях, предметы добычи торфа на болотах, в том числе и обувь для лошадей, приспособления для тканья (орфография автора, прим.ред.), предметы пасечного дела и многое другое. Больше всего меня заинтересовала выставка с одеждой. Там была представлена одежда для свадьбы, траура, воскресная и повседневная. Также нам показали типичный шкаф, который должна иметь каждая хозяйка. Когда я увидел его размер, то поразился — как он может быть такой большой: то ли они вообще не спали, то ли у них не было других дел, помимо того, как ткать подушки, наволочки, простыни и прочие тряпочки.

Второй концерт был большой и полноценный. Но им я насладиться не смог, так как В.А. погрузил меня в гипнотический сон, из которого меня до сих пор не вывел. Я бы рассказал что-нибудь интересное о нём, но, к сожалению, ничего не помню».

Лев Ярмагаев (11 лет)

«Сегодня у нас было два концерта, но я хочу рассказать только об одном, а вернее о том, что было до него. А до него было вот что: у нас была экскурсия по этнографическому музею, и я эту экскурсию то слушал, то нет, но кое-что мне всё же удалось уловить. Я послушал про то, как раньше в Германии стирали и сушили бельё, про то, как доили коров, делали мёд и ещё нам рассказали историю про один велосипед почтальона. Всё это я сейчас расскажу.

Стирали бельё в Германии почти также, как и в России. Сначала тёрли его об деревянную доску с зарубками, правда, сушили его поинтереснее. Вообще, немцы — изобретательный народ, не то, что русские. Русский народ очень прост. Вот пример. Русский повесил бельё на верёвку и пусть сушится, а немцы изобрели аппарат в виде деревянного валика. Кладёшь бельё на доску и катаешь валиком, пока не выдавишь всю воду.

Про то, как доили коров — тоже также, как в России. Садились на велик или на байк (у кого был), ехали на поле, доили коров в бидоны и везли домой. Согласен, не очень интересно, но всё равно я решил написать.

А вот про пчёл намного интереснее. Сначала люди выносили во двор много больших корзин с фруктами, чтобы привлечь побольше пчёл. Когда пчёлы прилетали, они начинали есть фрукты и делать соты (поближе к матке). В одной корзине помещалось до пятидесяти тысяч пчёл!!! И всего одна матка. И матка в день откладывала до двухсот яиц. Ещё по этим так называемым королевам можно было определить, какой это мёд. Где каштановый мёд — ставишь на матке цифру один, где яблочный — цифру два, где персиковый — цифру три и т. д.

Теперь история про велик почтальона. В тридевятом царстве, в тридесятом государстве жил да был почтальон и был у него велосипед. Этот велосипед служил почтальону очень долго верой и правдой, но пошёл однажды почтальон в гости, а велосипед остался один-одинёшенек посреди двора. Налетел тут ветер — буян и повалил этот прекрасный механизм. Шли тут добры молодцы (мальчишки) и видят велосипед. «Ну что с ним делать?» — думают. «Дай хоть шины с него снимем». Сняли и завернули за угол. В это время проезжал мимо мусоровоз и видит — рама от велика валяется. Надо забрать, авось пригодится. Выходит почтальон, а велика не видит.

Так что делайте выводы — надо новые велосипеды почтальонам давать, а то мало ли что случиться может..."

Фёдор Чистяков (11 лет)

«Сегодня на концерте в крестьянском доме кто-то из дискантов занижал. После концерта Юлия Владимировна и Вадим Александрович, как доктор Ватсон и Шерлок искали преступников. Число подозреваемых было большое, и я в него входил. После расследования доктор Ватсон (Юлия Владимировна) подозревала меня, Симона, Слёзкина Лёшу, Сашу Соколинского и ещё пару ребят. Шерлок (Вадим Александрович) отрицал всех, кроме Слёзкина Лёши. Расследование не было закончено и я думаю, оно ещё долго будет продолжаться.

Максим Сырников (11 лет)

«Я могу сказать одно — день хороший, но сложный».

Егор Гаченко (10 лет)

«Мне кажется, что практически никто не задавался вопросом, а что такое хор? Я думаю, что хор — это единый коллектив — команда, а не отдельные голоса! Донесение счастья и радости в концертный зал! И вообще у нас хорошая профессия! Люди нас слушают и радуются!

Всем здравствуйте. Это я — Гришин Антон, для друзей — Гангстер. Егор уснул и не смог продолжить писать этот дневник, но я продолжу его дело. Если этот дневник возьмут в печать, то всё, что после этих слов, пойдёт в мою пользу. Итак, вечер. Долгая дорога в Штелле. За окнами сплошная тьма. И только огни машин иногда появляются вдали. Нам осталось пятьдесят километров, но они так долго длятся. Единственное, что спасает — это задушевный разговор. Мы говорим уже очень долго, а дорога всё никак, никак не кончается. Позвольте объясниться, почему я пишу из дневника Егора. Потому что мой друг лежит на моём плече, и я, дабы не будить его, взял его электронное устройство.

Ой! Егор вот-вот проснётся! Всё! Всем пока!».

Антон Гришин (12 лет)




Александр Ломаев (15 лет)

«Утром и днём, когда едешь в автобусе, приятно смотреть в окно, можно почитать книгу. К вечеру же телефон садится, чтение становится невозможным, а возвращение подразумевает те же города, только теперь погружённые во мрак. Отсюда вытекает ещё одна особенность Германии — дороги погружены во тьму. Несколько столбиков с огнём — это привилегия лишь городов. Очень непривычно видеть перед собой только несколько метров, которые способен осветить автобус».

Александр Куминов (13 лет)

«Впереди ещё целый месяц этих замечательных гастролей. Задумавшись об этом, я смотрел на свечу, которая колыхалась на моих глазах. Она — то колыхалась, то чуть угасала. А ведь эту свечу можно сравнить с человеческой жизнью... Каждый человек, как пламя, то колышется ярким огнём, то медленно гаснет, а в конце — и вовсе потухает. Остаётся только дым, идущий к потолку. Этот дым, на мой взгляд, является человеческой душой».