Ctrl

 

Виттигхайм
в дневниках Хоровой студии

10 декабря 2014 (среда)
Рождественские гастроли. День четырнадцатый
Концертный хор дал сольный концерт в городе Виттигхайм

Царёв Арсений (10 лет)
«Утро, утро, утро,
Сонная кровать.
Как хочу я утром
Долго-долго спать.

И плевать на время,
Сонный я такой!
Не хочу быть связан
Ранней суетой!»

Вадим Александрович пришёл утром в самое не подходящее время. Я сегодня спал как убитый. И в момент, когда Вадим Александрович начал нас будить, я возненавидел весь мир так, что готов был взорвать всю планету. Но это об утре.

А вот день и концерт были замечательные. Хотя оператор, который снимал сегодняшний концерт, мне казалось, халтурил.

„Аве Мария“,— об этом произведении я пишу не впервые. Сколько разных вариантов Вадим Александрович только не делал с этим произведением: он убирал из него аккомпанемент, делая его а капелла, делал на „Аве Мария“ разводки, исполнял её со свечами… Не знаю, понравились ли бы Шуберту эти обороты, но „кто виноват из них, кто прав – судить не нам“».

Валера Гаврилюк (12 лет)

«Мы сейчас живём в маленьком посёлке, где очень няшные животные. Там столько коров и гусей, а ещё я проходил мимо собак долматинцев, и одна из них начала меня нюхать.

Я очень люблю одну вещь, которая находится почти во всех церквях, но не выделяется. Я вижу историю Христа в картинках. В разных церквях разные украшения, но всегда есть история Христа. В некоторых церквях она выпуклая, в некоторых вообще как в реальности, а в некоторых – картинки. В этой церкви были картинки.

У нас теперь с солистами каждый концерт меняется два дисканта. Несмотря на санкции, мы набираем популярность в Германии».

Горшков Алексей (16 лет)

«В 13:30 была маленькая репетиция. Мы оттачивали „Грусть просторов“ Свиридова. Почти сразу же после обеда отправились на концерт в город Унтервиттигхаузен. Нас снимали на камеру, и в лицо светили яркие софиты. Церковь была маленькая, но красиво отделанная изнутри: мрамор, позолота, статуи и огромный живописный плафон на потолке. Акустика была просто идеальная – можно было петь сколь угодно громко, и всё равно звук прекрасно шёл.

Публика хорошо нам отвечала и даже после переодевания костюмов, когда мы вышли из дома общины, нам зааплодировала толпа, стоявшая у церкви».

Сева Багмутов (10 лет)

«Сегодня мы пели в городе Унтервиттигхаузен. Мы пели в очень красивой церкви с позолоченными украшениями в виде извивающихся лент, ангелков, порхающих в воздухе. Даже орган был позолочен.

Когда хор поёт песню „Пока лев спит“, мы с Валерой Гаврилюком солируем в виде птицы, издавая из рук звук. Но вскоре так научилось пол хора, и все стали так делать, что разрушило идею.

Шествуя по церквям, я разгадываю загадку: почему в каждой церкви есть большие еловые венки, на которых установлены четыре свечи. Ещё недавно горела только одна свеча, но потом загорелась и вторая. Я думаю, это связано с Рождеством».

Емельянов Дима (11 лет)

«Мы пели сольный концерт, и всем слушателям понравилось. Поэтому нам даже пришлось спеть две песенки на бис. Зрители следили за нами и после концерта: после того, как мы пришли в гемайндехаус и переодели костюмы, нас ждала большая толпа, которая зааплодировала при виде Вадима Александровича. Разумеется, это были не все зрители, а лишь те, которые по вечерам любят ходить на Рождественские базары. (А таких было много!)

Чистиков Илья (14 лет)

«В нашем хоре обнаружилась швея-мотористка, специализирующаяся на прикреплении оторвавшихся пуговиц к концертным костюмам. Просто нам в этом году пошили полсотни новых костюмов, а там пуговицы криво и слабо пришиты. Теперь каждый день Юлия Владимировна страдает и говорит, что она предупреждала и просила родителей закрепить пуговицы.

Сегодня мы с Вовой продолжили играть в шахматы. Я начал входить во вкус, и теперь даже пару раз могу победить».