Ctrl

 

Верт
в дневниках Хоровой студии

17 декабря 1993 (пятница)
День третий
Концертный хор дал сольный концерт в Мартинускирхе г. Верт

В 8:00 подъём и сразу же завтрак. Как хорошо, что не надо делать зарядку! В летнем хоровом лагере она была обязательна! После завтрака, прямо в столовой состоялась, наконец, первая репетиция. Нам необходимо было срочно выучить «Тихую ночь» Грубера, ведь до записи на телевидении оставался всего один день — суббота.

Из дневника Вадима Александровича:

«Ситуация осложнялась тем, что не было инструмента, а у меня, как назло, с самого первого дня поездки совсем пропал голос. К счастью, ещё вчера утром я не поленился написать партии, и мы успели размножить их в министерстве экономики. Тогда же я сделал перевод этой песни с немецкого языка на русский. Одним словом, песню учили с голоса Галины Валентиновны. Где-то через пол часа вся песня была выучена. Репетировать остальную программу смысла не было, так как акустические условия были ужасные, петь было невозможно, да, к тому же, дирижёр без голоса, что художник без кисти».

До прибытия автобусов оставалось два часа, и мы воспользовались этим временем, чтобы немного погулять, осмотреть нашу гостиницу, а заодно и сфотографироваться.

Несколько слов о гостинице. Из Дневника Вадима Александровича:

«По мировым стандартам наша гостиница относилась к разряду двухзвёздочных отелей, то есть самых дешёвых и непрестижных. И это действительно было так. Дети жили в комнатах по 9–10 человек, спать ночью было чрезвычайно холодно. Мы попросили даже выдать детям по два одеяла. Кроме всего прочего, в гостинице было очень сыро. Мы ложились спать в одежде и просыпались утром насквозь мокрые. Естественно, что такая сырость не могла не отразиться на детских голосах, но об этом чуть позже».

Из дневника участника хора Жени Васильева:

«Вообще-то я думал, что в двухзвёздочном отеле мы будем жить по двое, а живём по десять».

Конечно же это был не двухзвёздночный отель. Это был один из самых дешёвых хостелов. Причём настолько дешёвых, что там даже не было душа. Точнее, он был. Но один на этаже. Представлял он из себя огромную душевую комнату, в которой было так холодно, что даже мысль о помывке казалась экстремальной. К тому же там не было кабинок, а были лишь секции, по центру которых располагались небольшие, как в американских барах, распашные дверцы. За две недели проживания в этом отеле мы не заметили ни одного посетителя, у которого появилось бы желание воспользовался предлагаемым в этой комнате сервисом. (Несмотря на всё это, в те далёкие годы мы ещё не были избалованы дорогими гостиницами, домами общины, уютными молодёжными общежитиями и этот «отель» казался нам сказочным замком, а наше воодушевление ежедневно пририсовывало ему очередную звезду.— Прим. автора.)

Внешне гостиница выглядела гораздо красивее, нежели внутри, хотя чистота и порядок в помещениях были безукоризненными, что собственно характерно для всей Европы.

В 11:00 утра подъехал автобус, и хор отправился в город Верт. Дорога была долгой, около четырёх часов. Да это и неудивительно, так как Верт находится чуть ли не в самой южной части Голландии. Вадим Александрович беспокоился, что такой долгий путь отрицательно подействует на здоровье детей, их голоса, и, следовательно, отразится на вечернем концерте.

Фабрика свечей, которую, как предполагалось, мы должны были посетить по дороге, оказалась закрыта, и мальчиков повезли отдохнуть в небольшой бар, где всем были предложены прохладительные напитки. Поначалу мы расстроились т. к. дети мечтали побывать на этой фабрике, но нет худа без добра. Нанка пригласила всех посетить маленький музейчик, где были представлены рождественские изделия из разных стран мира. Обойдя достаточно быстро два этажа этого «мини—музея», мы наткнулись вдруг на газетную лавку, где увидели... первую газетную статью о нашем хоре. Там были фотография и небольшая заметка о концерте, состоявшемся в министерстве экономики. Нашей радости не было предела! Ведь за два года существования в Санкт-Петербурге о нашем хоре не было написано ни строчки, а здесь, в другой стране, в незнакомом для нас городе, помимо строчек ещё и огромная фотография, да вдобавок на странице одной из центральных газет!

Словом, тут же были забыты усталость, дальняя дорога, закрытая фабрика и иные несущественные мелочи жизни. С новыми силами, в 18:15 мы прибыли на репетицию в Мартинускирхе. Начало концерта было запланировано на 20:00.

Пока что с залами нам везло. Вновь замечательная акустика, удивительная строгость и вместе с тем торжественная нарядность. Это, пожалуй, был самый красивый зал из всех, где нам пришлось выступать на этих гастролях. Один только минус — опять очень холодно. Бойченко, пока с ним репетировали, замёрз окончательно. Ну тут уж ничего не поделаешь. Пришлось всем немного помёрзнуть, а затем — хорошо спеть на концерте.

Концерт получился ярким! Публика принимала горячо. В зале присутствовало около пятисот человек, и это вдохновляло хор ещё больше. Мы почуствовали, что такое настоящий успех! Когда Дима Бойченко спел «Степь, да степь кругом», зал встал и до самого окончания концерта все оставшиеся пять произведений слушал стоя.

После концерта последовала длинная вереница поздравлений. Одним из самых запоминающихся стало поздравление настоятеля церкви, который говорил искренне и в заключении своей речи обратился к хору с просьбой беречь себя, свои голоса, своих родителей и самое главное — своего дирижёра! Мы сфотографировались и сели в автобус. Вновь предстояла дальняя дорога. Вадим Александрович попросил детей постараться заснуть.

В половину третьего ночи автобус привёз спящих певцов в гостиницу. Несмотря на позднее время прибытия, провели вечернее собрание, на котором Вадим Александрович подвёл дисциплинарные итоги прошедшего дня.

Из дневника Артура Вермишева:

«Мы приехали, было собрание. И мы легли спать в три часа ночи по Голландскому. А я много говорил, и меня поставили к стенке в коридоре, и я стоял два часа у стенки».