Ctrl

 

22 декабря 2017 (пятница)
ЗИМНИЕ ГАСТРОЛИ 2017. ДЕНЬ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЁРТЫЙ
Концертный хор дал сольный концерт в г. Франкфурт (Германия)

Марк Фирер (13 лет)

«Сегодня у нас последний концерт. Он был в большом Кайзер-Доме. В переводе на русский это значит — Императорский Собор. Здесь мы спели большой концерт, но пролетел он для меня очень быстро. На этом концерте я испытал ощущение последнего концерта! В этот момент ты понимаешь, что, может быть, последний раз поёшь на зимних гастролях. Как сложно осознавать, что это больше не случиться никогда».

Арсений Калошин (13 лет)

«Кайзер-Дом — огромный собор, который расположен в центре города Франкфурт. Мне кажется, что этот город, наверное, самый современный в Германии. Здесь очень много небоскрёбов. Когда мы проезжали через мост, который пересекает главную реку этого города — Майн, то открывается очень красивый вид на город. Со стороны моста он очень старинный и красивый, но как только проезжаешь через мост, то город становится совсем другим. Гораздо современнее.

Странно, что в этом городе проживает всего шестьсот тысяч человек, а днём по городу прогуливается шесть миллионов. Видимо, этот город очень знаменит в Германии. Самая главная проблема, о которой говорят Вадим Александрович и Александр Валерьевич, это то, что здесь негде припарковаться.

После концерта я встретил моего друга, который пел в нашем хоре, но по каким-то причинам переехал в Германию. Его зовут — Федя Журин. Он подошёл ко мне и протянул руку. Я тогда ещё не понял, что он — Федя и просто протянул ему руку в ответ. У него отрасли кудрявые волосы, изменился голос. С первого взгляда никто бы не догадался, что это он. Мы с ним довольно долго пообщались, поделились новостями. В общем, хороший парень Федя!

Я заметил, что каждый раз на песне „Va pensjero“ все люди в зале возвращаются в молодость. Особенно женщины. Они начинают держаться за руки, качаться, как маятники. А ведь композитор этой песни жил давно, а музыка остаётся молодой. Это особенность классической музыки».

Лёня Вишня (11 лет)

«Церковь, в которой мы пели, казалась достаточно новой. Поскольку тридцать шесть-тридцать девять процентов концертов мы пели в церквях, я заметил, что церкви делятся как бы на две группы. У первой группы — высокие своды, колонны с округлыми выступами, поэтому здесь обманчивая акустика, с эхом, мешающим петь.

А у второй группы есть второй ярус, который иногда закрыт, а иногда там сидят зрители. Петь в таких церквях легче.

Сегодня мы пели в церкви с эхом».

Лёня Белодубровский (10 лет)

«Сегодня у нас был последний концерт. Поездка пролетела так быстро, что я даже не заметил. Кажется, что мы только вчера приехали в Машен.

Я очень счастлив, что мы едем по направлению к дому. Впереди нас ждёт паром, где будет куча свободного времени. Мы можем поиграть с динозаврами, которые находятся в игровой комнате, можем популяться шариками и поиграть в настольный футбол».

Саша Соколов (10 лет)

«Сегодня очень счастливый день. Нам сообщили заработанные нами баллы. Я думал, что у меня будут минусы, но почему-то их не было.

Ещё сегодня у нас был последний концерт и будет ночной переезд, а утром — завтрак в Бургер Кинге. Признаюсь, я очень люблю Фаст Фуд.

Я думаю, что когда мы приедем, наш водитель заснёт. Я сочувствую нашему водителю. Наверное, ему очень тяжело».

Никита Буранов (13 лет)

«На сегодняшнем концерты было много всего странного: то папка пропала, то подставка для синтезатора сломалась, а так мне концерт очень понравился. Он не показался мне сложным, потому что я привык к таким концертам.

После концерта я увидел нашу рекламную фотографию на афишу. Я, как обычно, был срезан мальчиком из первого ряда, было видно только половину моей головы».

Гриша Тальянов (10 лет)

«Очень хочется ещё и ещё петь, потому что пение — это почти моё всё. Мы выступали в Кайзер-Доме. Я думал, что это сложно, но пролетело это всё за пять минут. Так жаль, что осталось совсем чуть-чуть. Сегодня ночь в автобусе. Не знаю, как я буду спать?».

Глеб Файгенблат (10 лет)

«Сегодня у нас был концерт в Кайзер-Доме. Мне казалось, что это будет что-то вроде дворца. Оказалось, это — огромный Собор. Без слушателей он казался мне не таким уж большим. Но когда пришли слушатели, зал, как будто, увеличился и стал больше».

Лёня Григорьев (11 лет)

«Вот и прошёл последний сложный концерт в Кайзер-Доме. Концерт получился прекрасный. Я периодически начинаю понимать, что когда приеду в Петербург, то опять начнутся обычные и в какой-то степени скучные дни.

Ещё обрадовала меня моя самая любимая часть гастролей — ночной переезд. Наверное, сейчас вы считаете меня странным, но люблю я эту часть потому, что спишь и едешь в автобусе. Да, это не очень удобно, но, по-моему, это самая крутая часть гастролей».

Давид Бушковский (11 лет)

«Я бы хотил спеть ещё хотя бы парочку концертов, но вот остался самый последний концерт в Кайзер-Доме.

Перед этим мы распрощались с Бюлем. Приехав во Франкфурт, пошли распеваться. Меня удивило, что в прошлом году, как мне показалось, церковь была немного подлиннее, а в этом году она стала покороче.

Пели мы отлично, и я выложил все силы. Осталось самое сложное — ночной переезд. Как я засну? Не знаю...»

Влад Комаров (12 лет)

«Когда мы пели „Psalmus CXX“, я вспомнил, что значит для меня эта песня. На прослушивании в Германию я пел эту песню, и меня взяли. Когда я пел его сегодня, я понимал, что то, что дала мне эта песня, уже заканчивается.

Мне кажется, гастроли удались!».


Женя Маршев (10 лет)

«Сегодня у меня счастливый день. В прошлом году я потерял свой телефон. Я очень расстроился, но потом у меня появился другой телефон. И вот сегодня в ресторане Вадим Александрович спросил: „Кто потерял в прошлом году в этом ресторане телефон?“. Этот телефон оказался мой. Я очень счастлив».

Саша Заголович (11 лет)

«Мне жалко прощаться с Германией, но в то же время хочется увидеть друзей и близких.

У нас был вкусный ужин, но порции были необычно большими. В этом ресторане я сел на место, где сидел в прошлом году, и воспоминания пронеслись у меня в голове».

Пётр Куга (11 лет)

«На ужине были друзья мистера Визора. Они женаты, и у них двое детей — два мальчика. Один живёт в Мексике, а второй — в Испании.

Я рассказал им про мою весёлую семью. О том, что моя мама вытаскивает костный мозг. Вадим Александрович не знал, как перевести на немецкий язык „трансфузиолог“. Он начал изображать головной мозг, как его вытаскивают, и показывать на таз. Короче говоря, я украсил беседу Вадима Александровича очень смешными моментами из жизни моей семьи».