Ctrl

 

17 декабря 2017 (воскресенье)
ЗИМНИЕ ГАСТРОЛИ 2017. ДЕНЬ ДЕВЯТНАДЦАТЫЙ
Концертный хор принял участие в Церковном Богослужении и дал два сольных концерта в городе Хиршберг.

Арсений Калошин (11 лет)

«Проснувшись в Бюле, я понял, что мой дневник остался в автобусе на ночёвку и его, соответственно, никто не читал. Я был в панике, ведь лишь только через дневник я могу сказать родителям, что со мной всё хорошо. Слава Богу, дневники пока не опубликовали, и я успел его сдать.

Церковь, в которой проходило утреннее Богослужение, была какой-то странной. Все фрески на окнах содержали кровавый оттенок. Да и сами они были какие-то странные. К примеру, на первой фреске были кровавые рыбы, которые хотели съесть людей. На второй — мужчина с топором пытался убить ребёнка. А на других и ещё похуже. Страсти какие-то!

У каждого человека есть выбор. Конечно, всем хочется, чтобы всё было легко и просто. Но так просто не добиться успеха. К примеру, — Бах, Паганини или тот же Моцарт. Их папы сильно наказывали их, пока они не стали безупречно играть на том, или ином инструменте. Когда каждый из них понял, что стал лучшим из лучших, они были благодарны своим папам за то, что те не зря их заставляли заниматься. Ни у кого нет таланта с рождения. Он появляется только тогда, когда ты тратишь годы на инструменте».

Иван Лучакин (12 лет)

«У нас самый трудный день: служба и два концерта. Я, знающий, как проходят православные Литургии, всегда интересовался, как проходит служба у католиков.

Первое, что бросается в глаза — то, что во время службы люди сидят. Второе — это язык. У нас службы проходят на церковно-славянском, а католики служат на латыни. В Богослужении активно участвуют дети, а в православной службе они не участвуют».

Глеб Файгенблат (10 лет)

«Я впервые участвовал в службе. Там были рукопожатия и молитвы. Потом все присутствующие (кроме нас) ели бездрожжевой хлеб, чтобы попробовать соединиться с Иисусом Христом. Ещё там было несколько детей, одетых в белые халаты, опоясанные фиолетовой верёвкой. Наверное, это была их спецодежда».

Давид Бушковский (11 лет)

«Мне было очень интересно наблюдать, как пастор Гайслер проводил службу. Но самое интересное — было послушать, как Вадим Александрович играет на органе.

Вечером у нас было два концерта в одном и том же месте. Вся публика сидела за столами. Пели мы хорошо».

Марк Фирер (13 лет)

«На службе было сложно проснуться, распеться, начать работать. Конечно, мы это преодолели. Могу сказать, что мы всё преодолеваем.

Самое сложное было впереди. Два концерта — с нашим другом Штефаном Адлером. Он вёл концерты. Эти концерты мне очень понравились, они были весёлые и смешные!

Концерты пролетели незаметно, как птицы перед глазами! Я пел соло в двух песнях, зал реагировал бешено! Я уверен, им точно понравилось».

Саша Соколов (10 лет)

«Я обожаю вечерние ужины, потому что мы можем все поговорить, помечтать, а ещё на ужине я чувствую себя свободной птицей. Могу расслабиться и наслаждаться беседой с друзьями».

Саша Заголович (11 лет)

«Служба проходила в большой церкви. Меня поразило одно зрелище: во время службы и нашего исполнения „Аве Мария“ Шуберта солнца несколько раз мелькнуло в окне.

На вечернем концерте была очень красивая и гармоничная подсветка. Она хорошо сочеталась со сценарием. Например, в песни „Wenn dder Loewe schlaefft“ — зелёный создавал ощущение джунглей».

Лёня Вишня (11 лет)

«Сегодня я узнал, что в Германии (или во всей Европе) есть закон о том, что организаторы концертов обязаны приглашать на концерт пожарных и „Красный крест“».

Женя Маршев (10 лет)

«Мне кажется, что самым лучшим концертом был третий. На нём я окончательно распелся и стоял с улыбкой.

Скоро мы приедем в отель Роза. Там мы будем жить два дня, причём бесплатно. Люди, чтобы пожить в этом отеле, платят много денег. Раньше вместо пятизвездочных отелей мы жили в спортивных залах, спали на матах и не так хорошо ели».

Никита Буранов (13 лет)

«На третьем концерте мы выложились по-максимому и пережили самый сложный день».

Лёня Белодубровский (10 лет)

«Сегодня перед концертом я взял свечу, включил её и положил в карман. В кармане она светилась ярче, так как там было темно. Казалось, будто там сидит маленький светлячок.

Я тут же засмеялся, подумав об этом и настроение на концерте у меня было блистательное».