Ctrl

 

2 июня 2014 (понедельник)
Дорога без конца
В Хоровой студии состоялось торжественное открытие XXIII Летнего хорового лагеря

Алексей Каликсон:

«Несколько дней назад закончился очередной год в концертном хоре. У меня он четвёртый по счету. Было подведение итогов, всем раздавали грамоты и подарки. Было весело. После подведения итогов все (дети и педагоги) начали готовиться к Летнему хоровому лагерю.

И вот сегодня в десять часов утра хоровой лагерь начался. Этот первый день лагеря почти не отличался от всех лагерных дней, но... Сегодня явно не хватало нескольких очень важных ребят, включая меня. Всё дело в том, что около двадцати ребят освободили от лагеря.

Всё началось в 9:15. Я проснулся, покушал и пошёл на хор. Последнее действие явно было лишним, меня же освободили от лагеря. Но за все эти годы у меня выработалась мышечная память. Мои ноги сами понесли меня к Хоровой студии.

Как всегда в холле столпилось много народа. Будущие шефы и подшефные. Половину этих ребят я вижу впервые. Каково же было мое счастье, когда на скамейке я увидел Виталика. Я подумал, что его мышечная память сработала так же, как и моя.

Все эти годы я хотел увидеть со стороны начало репетиции. Вместе с Виталиком мы встали в уголке и стали наблюдать за появлением подшефных. Я так думаю, что встреча будущих друзей — лучший день в жизни, особенно, когда будущие друзья занимаются тем же делом, что и ты. Поэтому я и пришёл посмотреть на встречу будущих друзей».

Виталий Никитин:

«Вот и начался двадцать третий хоровой лагерь. Я к великому сожалению получил „белый билет“ и занял позицию бывалого наблюдателя. К счастью, ко мне присоединился Лёша — бывалый концертник, мой соратник и друг.

Началось распределение подшефных. В этом году среди подшефных двое — Егор Слепенков и Миша Билошицкий,— будут прославлять фамилию своих старших братьев. Но тут случился маленький конфуз — кто будет шефом? Ведь двадцать ведущих певцов хора освобождены от этого хорового лагеря. И к моему удивлению звание шефа давали (по моему мнению) мальчикам, не готовым к этому. Но может, это и к лучшему. Это даст возможность прошлогодним подшефным доказать своё право носить гордое звание шефа.

Распределение подшефных прошло успешно, и все встали, чтобы исполнить гимн. Пожалуй, гимн — единственное, что связывает все поколения хора в единое целое.

Репетиция была нацелена на изучение новой части хора, познание его возможностей и потенциала.

Прошло время и альты разделились с дискантами, а я занял удобное место для просмотра репетиции. Репетиция проходила протяжно и постепенно. Наблюдая за репетицией со стороны, я увидел то, чего не видел никогда. Хор изучал произведения очень тщательно. Возможно, я этого раньше не замечал, потому что сам старался и занимался пением, а не наблюдением.

Началась репетиция дискантов. Одной из проблем, по моим наблюдениям, было то, что хор путал ноты ре и си, но после наставления Вадима Александровича хор ошибку не повторял.

Быстро пролетел отдых и началась следующая репетиция. Хор добрался до сочинения Чайковского „Легенда“. Это произведение мы исполняли три года назад, и оно навеяло на меня воспоминания о том, как я со своим шефом Мишей учил это произведение. Я, ещё не понимавший красоту этой песни, считал её нудной. Но теперь всё изменилось. Я продолжал рассматривать певцов и ужаснулся! Во всей партии дискантов я увидел только одного настоящего шефа. Это — Саша Соколинский. Все хорошо занимались, но желание реально вытянуть своего подшефного я увидел только в Сашке.

Репетиция увенчалась успехом и началась регистрация. Класс начал наполняться шумом и волнением. Ведь регистрация — это очень важное мероприятие!

Первый день двадцать третьего хорового лагеря закончен!»

Даниил Хомич:

«Как приятен и неожиданен первый день хорового лагеря. Ты думаешь:
- Для концертного хора: „Дадут ли тебе подшефного, и какого?“
- Для кандидатов: „Какой будет у меня шеф?“
- Для всех: „Интересно, а какой у меня будет номер папки, и какие там будут ноты?“»

Артемий Патрасенко:

«Ура! Мне дали подшефного! Моя мечта сбылась! Мне дали подшефного, с которым мы дружили в среднем хоре. Мне нелегко было учить его. Например, он плохо открывал рот, и я ему долго объяснял. Но, в конце концов, я научил его! Тоже самое с тем, чтобы он хорошо произносил согласные.

И ещё... Я начал общение с другими кандидатами. Вот как прошёл мой день!»

Симон Илгач:

«Сегодня мой первый день в лагере. Я стал кандидатом в концертный хор. Когда мне было четыре года, я уже мечтал стать частью этого удивительного и прекрасного хора. И вот моя мечта может скоро осуществиться!

Когда я вошёл в класс, я очень сильно заволновался, потому, что увидел сколько собралось народу. Я познакомился со своим шефом — Тюлькиным Арсением. Он показался мне добрым и дружелюбным, и я предложил ему дружить. Он согласился.

И вот наступило моё первое занятие с Вадимом Александровичем. Мне оно очень понравилось. Я очень старался. Потом было занятие с Татьяной Александровной. Там я тоже старался.

После отдыха было ещё одно занятие. Мои силы уже иссякли, но я продолжал стараться из всех сил.

Надеюсь, что следующие дни принесут мне много пользы и знаний, и я покажу себя с лучшей стороны».



 

Мальчик,который тоже хотел прийти,но тело не поднялось с кровати,
С интересом начал читать ваши дневники.
меня тоже отстранили от летнего лагеря.
в общем все теперь не так,долго без друзей,без пения.
скука смертная...

Те кто в первый раз писали дневники молодцы,развивайтесь,
А те кто уже занимается этим долго...
Низкий вам поклон
Марина Тихомирова,
Интересно,"Дорогу без конца"нельзя исполнить хором? Она потеряет свой шарм?Даже на концерте в честь Баневича никто её не спел.