Ctrl

 

19 июня 2014 (четверг)
День двенадцатый. Ясно
Двенадцатый день XXIII Летнего хорового лагеря

Алексей Каликсон

«Сегодня последний день хорового лагеря. Ну, точнее, предпоследний. Завтрашний день я вряд ли смогу назвать полноценных днем, т. к. у всех ребят будет „хоровой магазин“. У всех, кроме меня. Наверное, сегодня я должен подводить все итоги лагеря. Для меня подвести итоги будет очень сложно. Ведь я находился в студии не в роли певца, а был простым обозревателем. Поэтому я не буду подводить все итоги, а сделаю это завтра.

Как и всегда нам показывали мультик. Сегодня главным героем был „преступник“. Точнее он стал преступником, потому что ему всю ночь мешали спать, и поэтому он утром со всей силы ударил сковородкой двух шумных уборщиц. И во всём мультфильме разбирали мотив преступления. В итоге все пришли к выводу, что, наверное, он не виноват. Но его всё равно накажут. На этом СССР-овский мультик закончился.

Дальше начались „серые будни“ (у всех хористов), а у меня с Сашей Валентой — весёлые выходные с детективном сериалом. Пока Вадима Александровича не было в кабинете, мы, даже чуть-чуть незаконно, пробрались к нему в кабинет и смотрели сериал «Понять преступника» или «Мыслить как преступник».

На второй репетиции я опять стал перебирать ноты. Работа очень долгая и муторная. За целый час я смог перебрать всего-то три произведения. Вообще-то я планировал разбирать ноты каждый день, я даже надеялся на это. Но этим делом мне дали заниматься только дважды.

Сегодня в нашей студии „День тишины“. Но тишиной, как всегда и не пахло. Мальчики даже кричали в перерыве от занятий, не щадя свои голосовые связки. Но я думаю, что сегодня им можно, ведь завтра будет последний день. И всё...

Впервые я побывал в кабинете у Вадима Александровича четыре года назад. И с того момента я мечтал сесть на его стул и почувствовать себя дирижёром. И когда в кабинете никого не было, я воспользовался этим и... Думаю, что это неплохое достижение к концу моего Пятого Летнего хорового лагеря».

Виталий Никитин

«Вот и настал предпоследний день хорового лагеря. Репетиция сегодня была необычная. Основную часть репетиции занимала съёмка фильма. Да, мне кажется, что у нас не хор, а актёрский кружок. А потом началось самое интересное — мультипликационный фильм. В фильме рассказывалось о том, к чему может привести отсутствие тишины. Люди как минимум нервничают при огромном количестве шума, а как максимум — происходит преступление.

Начался перерыв. По коридору начал разливаться звук рояля. Я зашёл в класс, из которого разносился звук. За роялем сидел Саша Соколинский. Я вышел из класса и стал читать. Через несколько минут музыка прекратилась, а потом и окончился перерыв.

Началась репетиция. Хор стал учить „Pie Jesu“. Я вспомнил о гастролях и подумал: „Как всё быстро пролетело!“ Ещё год назад я учил своего подшефного, писал про события, происходящие в студии. А как всё изменилось! Я уже сижу не в рядах певцов, а дневники пишу в стороне. Не учу подшефного, а дружу с чужими подшефными — потребность. Потребность в друге. В чистом друге!

Меня взволновала песня „Мальчики на пьедесталах“. После исполнения соло Вадимом Александровичем я задумался. А как понять, каков человек? Поможет ли он тебе? Думая над этим вопросом, я невольно вспоминал Высоцкого:



Если парень в горах не ах,
Если шаг на ледник и сник,
Оступился и в крик.
Значит рядом с тобой чужой.
Ты его не брани, гони.
Вверх таких не берут и тут
Про таких не поют.
Если ж он не скулил, не ныл,
Если хмур был и зол, но шёл,
А когда ты упал со скал,
Он стоял, но держал.
Если шёл он с тобой как в бой,
На вершине стоял хмельной.
Значит, как на себя самого
Положись на него.

Вот, мне кажется, лучший текст о дружбе».


Антон Файнштейн

«Когда я вошёл в студию, то сразу увидел вывеску — „Сегодня в студии — День тишины“. Я подумал: „Как будет сегодня хорошо! Ведь сегодня — день тишины!“. Но мои предположения не оправдались.

Как позже объявил Вадим Александрович, «День тишины» — это когда после занятий все должны вести себя тихо, чтобы не мешать сотрудникам монтировать наши записанные песни и готовить всё к завтрашнему дню.

А чем такой особенный завтрашний день? Да любой мальчик концертного хора скажет, что завтра будет последний день Летнего лагеря и „хоровой магазин“! И я этому очень рад!»

Григорий Канарский

«Сегодня — последний день нормальных занятий. Все собрали много баллов и готовятся к закрытию двадцать третьего летнего хорового лагеря».

Давид Гаспарян

«Сегодня последний день занятий. А завтра — „хоровой магазин“. Мы записывали песню „Огонёк“ и смотрели мультик. Его смысл — тишина. Тишина — это святое. Её нужно соблюдать везде — в автобусе, в метро.

Жалко, что заканчивается хор. Но мы придём в сентябре с новыми силами».

Егор Гаченко

«Сегодня мы записывали песню „Огонёк“.

Завтра нам выставят все баллы за хоровой лагерь, и мы пойдём в „хоровой магазин“!

Мы хорошо выспимся т. к. завтра нам приходить к 11:50.

Всем удачи в хоровом лагере!»

Артемий Патрасенко

«Сегодня последний день в хоровом лагере. Завтра уже магазин. Занятия шли очень быстро, не так, как в другие дни.

На первом и втором мы повторяли произведения, а одно из них — «Аве Мария», кандидаты сдавали.

А на третьем занятии мы наконец-то записали колыбельную «Огонёк».

Марк Фирер

«В студии сегодня „День тишины“.

Завтра мы узнаем, сколько у нас за три недели набралось баллов!»

Тимофей Балабанов

«Наконец-то последний день хорового лагеря! Завтра — „хоровой магазин“. Я так долго этого ждал!

Вообще эти три недели пролетели незаметно. Мы разучили много красивых песен, таких, как „Аллелуйя“ Генделя, „Горные вершины“, „О, Фортуна!“, „Пока Лев спит“ и другие...

Мы сняли клип на песню „Гаммы“ и это было весело.

Мы с шефом выучили песню „Рождество Христово“.

Почти каждый день у нас были всякие игры. Надеюсь, что в следующем хоровом лагере будет так же весело!».



 

Григорий ,
а мама с папой подумали, что день тишины ,это когда не поют, а смотрят мультик 4 часа
Дима,
Вадим Александрович показывает ОЧЕНЬ смешные мультики и мы ОЧЕНЬ смеёмся