Ctrl

 

30 июня 2013 (воскресенье)
Глава 11. Штелле — Гамбургская темница
Одиннадцатый день Летнего отдыха Концертный хор провёл в Hamburger Dangeon

Сегодняшний дневник мы начнём и закончим необычно, без сожаления отдав почётное место для предисловия и завершения описания уходящего дня одному из участников нашей поездки. Прочитав его дневник, мы подумали и решили, что лучше, чем он, про этот день не скажешь.

Виталий Никитин:

«Что такое выбор? Один выбор может перевернуть вашу судьбу с ног на голову. Самое интересное, что мы не всегда понимаем, какой выбор главный. Кто-то считает, что главный выбор в том, какую игру он купит. Кто-то, что главный выбор – это выбор своей профессии. Кто-то же считает, что главный выбор в том, каким он хочет видеть себя в духовной части или в земной оболочке.

Перед мальчиками нашего хора сегодня стоял выбор: ехать в музей страха или нет. Двадцать один человек поехали, а пятнадцать – остались. Лично я остался и поиграл в футбол. Это – мой выбор».

Артём Чубарков:

«Сегодня я боялся за всех и за себя. Один боялся за всех, и все – за одного. Мы поехали в музей ужасов. Поехали не все: ровно половина плюс три старших. Там-то я лишился храбрости.

Когда мы поехали в первом лифте, то на роль подопытного выбрали Куминова. Я боялся и за него, и за себя, потому что то, что происходило дальше, просто копия „Пилы-5“. „Я хочу сыграть с тобой в одну игру“,— сказал лифтёр восемнадцатого века. Там было две кнопки, и одна из них отправляла нас в преисподнюю».

Музей, который мы посетили сегодня, на самом деле не является музеем ужасов. Всё, что там происходит, всего лишь театрализованное представление, рассказывающее об истории Гамбурга. Были в этой истории страницы, связанные с наводнениями, пожарами, эпидемиями, инквизицией. Это – настоящая машина времени, изобретения которой все с нетерпением ждут. Профессиональные актёры играют здесь роли палачей, судей, ведьм, простых жителей Гамбурга. Благодаря этому музею, один день соединил для детей века семнадцатый и двадцать первый, показав все преимущества последнего.

По сравнению с теми фильмами, которые смотрят наши дети, и электронными играми, в которые они играют, происходящее сегодня во время представления выглядело, как сказка, но почему-то некоторых детей эта сказка слегка попугала.

Артём Чубарков:

«Вадима Александровича взяла в плен ужасная хирургичка, а мой друг должен был рассказать страшная тайну, которую он не знал. И его чуть не убили, потому что тайну он так и не сказал…»

А в это время оставшиеся в Штелле мальчики жили мирной жизнью Германии двадцать первого века.

Алексей Каликсон:

«Сегодня мы должны были ехать в Гамбургский музей ужасов. Но я с четырнадцатью мальчиками решили не ехать и целый день играть в футбол. Все остальные первогодки или второгодки решили попугаться. В этом музее я был три года назад, на моих первых гастролях в Германию.

Почти сразу же после завтрака я пошёл играть в футбол. Я привык играть в защите, но сегодня пришлось играть в нападении. Игроков не хватало.

Оставшаяся группа вернулась к обеду, ровно в два часа. Все были в восторге, и я даже немного пожалел, что не поехал. Но было уже поздно. Пока ещё машину времени никто не изобрёл.

Затем всё пошло по-старому. Снова на поле появились игроки, и стало веселее. Но тут к нам присоединился самый маленький участник поездки – Лёва Ярмагаев. Мы его даже поначалу брать не хотели, но он настоял на своём и стал играть. Мы к нему боялись даже прикоснуться, не то, чтобы мяч отобрать. Но внезапно он вышел к воротам, ему дали пас и он забил гол. Недаром мы купили его у «Челси» за пятнадцать тысяч евро.

Вот такой у нас новый игрок – Лёва!»

После обеда нас навестили давние друзья - Хельга и Херман Оль. Многие годы они организовывали для нас концерты в Штелле, в маленькой церкви святого Михаила. Мы пригласили их, чтобы в очередной раз поблагодарить за помощь и поддержку, которые они оказывали хору на протяжении многих лет. Хельга привезла мальчикам большой пирог и сладости к чаю.

Виталий Никитин:

«Вечером, когда я играл в футбол, я стоял на воротах, но это неважно. Я посмотрел на седое солнце и почувствовал то, что чувствовал только в России: яркое солнце уже заходило за горизонт, а тёплый ветерок трепал зелёные листья деревьев. И я понял, что в каждой стране есть портал на Родину».



 

Ирина.Ч,
Палач не только ужас не вызывает - просто восхищение:)