Ctrl

 

5 декабря 2013 (четверг)
Бад-Бевензен
Концертный хор выступил перед жителями города Бад-Бевензен

Уважаемые читатели! Закончился восьмой день нашей гастрольной поездки. Это — чуть больше недели. Честно признаемся, мы с огромным нетерпением ждали возможности вести гастрольное повествование и, безусловно, заранее приготовили несколько сценариев ведения дневников. Однако, на сегодняшний день ни одним из этих сценариев нам пока не пришлось воспользоваться. Как говорят многие режиссёры: «Детей переиграть невозможно».

Так исторически сложилось, что в эту гастрольную поездку поехало много литературно одарённых мальчиков и юношей. Поэтому, все фрагменты из их дневников печатаются без нашего вмешательства в тексты и без какой-либо дополнительной корректуры. Единственное, что мы иногда позволяем себе — исправление грамматических и пунктуационных ошибок. Обусловлено это необходимостью публикации дневников на сайте Хоровой студии.

Алексей Каликсон (13 лет)

«Вчера вечером нам сказали о штормовом предупреждении. С этой радостной мыслью наш хор отправился спать. Сегодня я спал очень крепко и не слышал никакого ветра, шума и т. д. Я спал. Как жаль, что я заснул так быстро. Ведь я хотел послушать завывание ветра в щелях. Утром я узнал, что сегодня ночью даже в помине не было шторма. Всё-таки хорошо, что я уснул так быстро. А то была бы пустая трата времени.

Завтра у нас концерт в Бардовик-Доме. И Вадим Александрович будет подыгрывать скрипачам на фортепиано. А я ему переворачиваю ноты. Сегодня моя четвёртая репетиция. И я скажу честно, у меня с каждым разом всё лучше и лучше получается. Вот в прошлый раз я никак не мог перевернуть ноты. Но сегодня, можно сказать, был прогресс. Мы репетировали целый час, и я ни разу не ошибся».

Паша Потапов (13 лет)

«Наконец-то в этой поездке у нас отменили репетицию! Поэтому у нас появилось больше свободного времени. В основном я сидел в доме, потому что по-настоящему поднялся ураган. Но не то, чтобы ураган, просто сильно дул ветер. Большие сосны раскачивались и даже гнулись перед ветром, словно он их подчиняет. Всё это выглядело устрашающе.

Мы поехали на концерт в город Бад-Бевензен. Вадим Александрович говорил, что будет сложно. Уже войдя в зал я понял одну из сложностей — духота. Плюс акустика — ни к чёрту. Но, к моему удивлению, концерт прошёл неплохо. Вечером Штелле встретило нас дождём и ветром. Буря распогодилась».

Саша Соколинский (11 лет)

«Мы вышли на улицу, нас подхватил сильный ветер и закружил в вальсе, быстро доставив к месту назначения. Мы взяли папки и полетели к автобусу. Деревья раскачивались, чуть не падая, но мы долетели до автобуса без потерь и поехали на концерт.

Когда мы ехали на концерт, то автобус разговаривал с нами свистом. Нам казалось, что он живой».

Степан Лапшин (15 лет)

«Услышав с утра непривычный слуху голос: „Вставайте. Завтрак. Через пятнадцать минут“. Я высунул голову из-под одеяла и увидел Михаила Ильича. „Странно“, — подумал я. И решил поискать Вадима Александровича. Обнаружил его в гостиной. Он был бодр, как никогда. Контраст: бодрый, причёсанный Вадим Александрович и я — в одном носке с атомным взрывом на голове. Оделся, и в потрёпанном виде отправился на завтрак.

Нам надо было рано ехать на концерт. Ехали около часа. Как ни странно, поездка прошла тихо. Концерт был в красивом концертном зале. И хотя мест было мало, он был заполнен наполовину. Акустика зала была коварна. Зал был не пригоден для хорового пения. Однако, выступили мы хорошо.

Концерт проходил в два отделения. Ведущий шутил, Вадим Александрович тоже. Сегодня на концерте упала „цацка“. Что такое „цацки“? Итак: „цацки“ — термин, введённый Пчёлкиным Вадимом Александровичем. Это — мелкие принадлежности, применимые во многих музыкальных произведениях, особенно народных; народные музыкальные инструменты. К „цацкам“ хор относит палочки, которые воспроизводит шум дождя или же „звук грома“ в песне „Пока лев спит“».

Ярослав Юргель (13 лет)

«Когда мы отправлялись на концерт, над нами, как английские моряки, напившиеся рома, качались сосны. Эти пьяницы сломали автобусу лобовое стекло, однако только немного».

Алексей Каликсон (13 лет)

«Сегодня мы должны выступать в городе Бад-Бевензен. Этот город находится в шестидесяти километрах от Штелле. Я думал, что мы сегодня опять будем петь в церкви, но я как всегда ошибся. Мы пели в концертном зале. Как обычно, во все концертных залах очень жарко. Этот концерт не оказался исключением. Здесь было очень жарко, и на нас светили софиты. Моя самая нелюбимая вещь — это софиты. Они слепят глаза и мешают петь. Вот зачем их только придумали.

Сегодня у нас был первый концерт с Петерс-квартетом. Мне очень нравится, как они поют. Их всего четыре человека, а могут озвучить весь Бардовик-Дом. Было бы прикольно, если бы, когда я смутирую, у меня был бы такой же сильный голос. Хотя, наверное, Вадим Александрович моей мечты не оценит.

На обратном пути наш автобус встретился с бурей. Они поговорили и разошлись».

Тимур Сосновец (13 лет)

«Во втором отделении квартет исполнял «Pie Jesu». Исполнил как-то странновато. После этого исполнения Егор сказал мне тихонько: «Хи-хи-хи».

Виталик Никитин (11 лет)

«Я проснулся в ожидании сегодняшнего урагана. С большим энтузиазмом пошёл на завтрак, чтобы посмотреть, начался ли ураган. Деревья колыхались, ветки мотало из стороны в стороны, скамейку засосал смерч, — всё это я ожидал увидеть. Но увидел вот что: ветки деревьев слегка колыхались и свежесть веяла везде. Я с небольшим огорчением провёл этот завтрак.

После замечательного завтрака у нас было два часа свободного времени. Я почитал книгу, подумал о вечном, проиграл в планшет и пошёл на обед. Ураган оставался слабым и безжизненным.

Во время обеда нас пленил запах свежей курицы и отварной картошки.

Потом мы поехали на концерт. Концерт был отличный. Тимуру на концерте стало немного плохо, и я ему прошептал: „Падай, падай!“. Вадим Александрович, сейчас вы можете меня обвинить в высшей степени садизма и подлости, но я всё равно напишу, что я немного хотел, чтобы Тимур упал.

Через час мы поехали в Штелле. Дождь лил, как из ведра, а когда мы приехали, два мусорных бака были сдвинуты ветром».

Илья Чистиков (13 лет)

«Сегодня пели концерт в так называемом концертном зале. В таких залах душно, жара, трудно петь, так что здесь, как сказал Вадим Александрович: „надо брать face-ами!“

Вот тут-то мне раздолье и простор. Улыбка сияла на моих губах, глаза сверкали огнём, а слова вылетали с такой точностью, что губы болели. И ещё один плюс, за который я люблю такие залы: если научиться в них петь, то наш коллектив станет прекрасным, ведь тогда в церквях петь будет легко и просто, а хор будет творить чудеса».

Никита Кузнецов (12 лет)

«Зал оказался не созвучным с хором. И в конце зала всё хоровое искусство казалось тусклым. Выручал только бессмертный хоровой артистизм».

Степан Лапшин (15 лет)

«Итак, о концерте. Мы пели вместе с квартетом, который знаком всему хору. Peters Quartet. Квартет поёт программу, которую за все годы наших совместных концертов выучил даже хор. Концерт проходил бодро. В конце мы пели немецкие рождественские песни. У меня они вызывают особый трепет. Они напоминают мне о моих первых гастролях. О тех временах, когда я был в мальчиках и радовался тому, что впервые проявляю самостоятельность, что становлюсь личностью. Эти песни всегда согревали меня. А теперь представьте, что значат они для тех, для кого Рождество — священное время единения с семьёй.

С самого начала концерта я заметил одного дедушку. Его глаза светились искренней надеждой и верой в наилучшее. После рождественской песни он заплакал... Я не могу понять, были это слёзы счастья от воспоминаний или слёзы горя, памяти о родителях и счастливом детстве. Он плакал... В его глазах, полных слёз, я увидел мальчика, ждущего ту волшебную ночь. Ночь, когда все желания становятся явью. И тут я понял. Наш хор. Наше исполнение стало своего рода проводником в прошлое для этого человека. Мы пробудили в нём воспоминания и чувства. Пожалуй, это был самый яркий момент моего пребывания в хоре.

После концерта всё было как обычно. Ужин и отбой. Всё. На этом и закончу».

Роман Базуев (11 лет)

«Вадим Александрович сказал, что у Егора Щербакова дневник из глаголов. Я захотел создать такой же: прогнулся, разбудили, умылся, закрутили... Блин! Не выходит».

Саша Куминов (11 лет)

«Сегодня, дорогой читатель, я собираюсь до блеска начистить свои ботинки и поставить за дверью, чтобы проверить, существует ли Святой Николаус».



 

Родители Алёши,
А как всё прошло с ботинками?
Михаил,
В каком это смысле "странновато"?
ПапаСтепы,
Читаю тексты сына, и не пойму. Его редактируют или он настолько научился описывать всю действительность, что я задумываюсь о его писательском будущем.
boychoir.ru,
Как плохо, уважаемые родители, вы знаете своих детей Мы НИКОГО не редактируем. Дневники публикуются без редактуры. Единственное, что мы позволяем себе делать, это исправлять орфографические ошибки. Мы уже писали об этом. Верьте в своих детей. По приезду детей домой вы сможете сравнить публикации на сайте с оригиналом.
ПапаСтепы,
Прекрасно знаем и искренне верим. Шутка юмора это была. Спокойнее.
ТЛМ,
Как притятно видеть милые, симпатичные и красивые лица мальчиков! Только внук наш почти не попадает в кадр, где-то прячется на левой стороне общего вида хора!
Мама Арсения,
Отрадно заметить, что по прошествии недели уровень публикуемых дневников нисколько не снизился, а даже наоборот! Читать все интереснее! Так держать! И все же хочется обратиться к мальчикам -"молчунам": "Ваши заметки и ваши впечатления о гастролях нам тоже очень интересны, ждем!"
Всем удачи и хорошей погоды!
мама Молчуна,
О-о!!!Пожалейте цензоров и корректоров!Мой писатель умудряется в слове Ежик сделать 4 ошибки.Будем читать лучшее...:-)
мама Молчуна,
О-о!!!Пожалейте цензоров и корректоров!Мой писатель умудряется в слове Ежик сделать 4 ошибки.Будем читать лучшее...:-)
Артём,
Я ваш завистниик!
Роман Львович,
Зависть — гниль для костей.