Ctrl

 

14 декабря 2013 (суббота)
Нюрнберг-1
Концертный хор принял участие в Рождественском концерте с Нюрнбергским симфоническим оркестром

Свершилось! Мы спели первый концерт в Майстер Зингер Халле! Это зал считается лучшим концертным залом Нюрнберга.

Программа называлась «Русское Рождество». Однако, это название не помешало нам спеть в первом отделении «Аве Мария» Шуберта и «Пока лев спит» Соломона Линды. Последнее сочинение не было заявлено в программе, но мы позволили себе исполнить его на бис. Как оказалось впоследствии, не напрасно. Как и на предыдущих наших концертах, лев вызвал у зала полный восторг.

Симфонический оркестр исполнил «Вариации на тему Рококо» и Сюиту «Щелкунчик» Петра Ильича Чайковского. Соло исполнял Сергей Накаряков — знаменитый трубач из России, известный всему миру как «Паганини трубы».

Во втором отделении наш хор в сопровождении оркестра исполнил пять рождественских песен. За дирижёрским пультом стоял Йоганес Клюмп, который, словно волшебник, с помощью волшебной палочки рисовал на сцене настоящую рождественскую сказку.

Илья Чистиков (13 лет)

«Сегодня мы проснулись на девять минут раньше, чем вчера, но я всё равно выспался. Хотя наш любимый дирижёр сказал после репетиции: „Половина хора без голоса“. В 20:00 у нас состоится концерт с оркестром.

Сегодня были две хорошие вещи: два тихих часа и рождественский базар».

Егор Щербаков (13 лет)

«Приехали мы в два часа ночи, а подъём в восемь утра. Как сонные мухи, мы пошли на завтрак, врезаясь во все двери и косяки. После завтрака мы отправились на генеральную репетицию с оркестром. Как ни странно, она пролетела за считанные минуты.

С 13:00 до 15:00 был „тихий час“. Отоспавшись, мы поехали на Рождественский базар. Там мы ели блинчики с сахаром и пили пунш. Но перед этим, ещё в автобусе, Вадим Александрович рассказал нам об историческом значении города Нюрнберг».

Александр Валента (11 лет)

«Невозможное — возможно. Знаете, почему я так назвал день? Потому что хор с утра просто творил чудеса. То, что мы сделали, равносильно — свернуть гору в одиночку. Хотя у нас была сонная репетиция, она прошла хорошо. Будем надеяться, и концерт тоже будет прекрасный».

Алексей Каликсон (14 лет)

«Я хочу сказать огромное спасибо моим соседям по комнате. Если бы не они, то я бы уже кучу раз проспал завтрак. Меня будят, я смотрю на Вадима Александровича, даже что-то говорю, но потом снова ложусь спать. Если бы я жил один, я бы спал до обеда. А так, я даже успеваю на завтрак.

Концертный зал, где мы будем выступать, оказался просто огромным. Я не уверен, сможем ли мы полностью его озвучить. Ну да ладно, попытаемся. Репетиция прошла также удачно и быстро, как и вчера.

Обед у нас был в отеле. Перед дверью в столовую стояла Юлия Владимировна. Она сказала, что те, кто не помылся, на обед не пойдут. Я внимательно её послушал и пошёл мыться. Обед был очень вкусным. Нам давали лазанью.

После обеда мы пошли спать. А после сна, как нам и обещали, мы поехали на Нюрнбергский базар. Мы вышли на главную площадь Нюрнберга. Везде стояли небольшие лавочки со сладостями: сосиски, блины и пунш... Мы долго гуляли по этому базару, пока все не проголодались. Когда все проголодались, нас угостили горячим пуншем и блинами с сахаром. Было очень вкусно, и все согрелись».

Саша Соколинский (10 лет)

«Сегодня у нас очень важный концерт с НЮНБУРШСКИМ [орфография автора сохранена.— Ред.] симфоническим оркестром. Но перед этим была большая репетиция, на которой мы отрепетировали шесть произведений, любезно приготовленных за три месяца до поездки. Но это не весь распорядок дня. Как говорит Владимир Макаров: „Играем в интригу“.

В восемь утра мы пошли на завтрак, и я впервые подумал, что я очень люблю завтраки.

Через десять минут надо было быть в автобусе. Все, кроме юношей, пришли вовремя, и у меня возникла идея: будить юношей пораньше, а нас, мальчиков, попозже.

На обед была лазанья. И когда я съел кусок, я почувствовал себя итальянцем. И так продолжалось примерно тридцать минут. Вадим Александрович объявил после обеда „тихий час“, и мы поплелись в кровати. Когда я улёгся, я увидел своего старого друга — засохшего паука, который очень давно повесился в углу. Глядя на него, я очень быстро заснул».

Тимур Сосновец (13 лет)

«Утром за завтраком нам сказали, что после обеда будет либо тихий час, либо Рождественский базар. В общем, был и тихий час, и базар. На базаре мы ели блины и пили пунш.

Первое отделение концерта спели хорошо. Вадим Александрович решил рискнуть, и мы спели на бис. Он думал, что его поругают, но нет, публике понравилось, и всё нормально. Нам предстояло почти час сидеть в полной тишине, чтобы не мешать концерту. Вадим Александрович нам много чего рассказывал. Мы сидели и слушали. Было очень интересно.

И вот мы пошли петь с оркестром. На концерте дирижёр уже уделял больше внимания оркестру. Наверное, он был уверен, что мы всё споём. Вот только на „Stille Nacht“ кто-то начал петь в секунду».

Фёдор Журин (13 лет)

«Мы примчались в Майстерзингерхалле. Там с нас с радостью уже ждал Нюрнбергский симфонический оркестр, с которым нам предстояло петь. Ощущение от потрясающих звуков скрипки, валторн, барабана и многих других инструментов умопомрачительные. Есть только одна загвоздка — я не смогу принять участие. Меня лечат, как могут».

Александр Куминов (12 лет)

«У нас сегодня генеральная репетиция с оркестром, и мы должны показать себя с лучшей стороны. Видели бы сейчас меня мои одноклассники и мои учителя на фоне Баварского оркестра. У учителей отбилось бы желание ставить мне оценки (1, 2, 3).

Вадим Александрович сказал, что у нас сегодня Нюрнбергская ярмарка. Правда, мы покупать ничего на ней не будем, потому что: а) у нас мало времени до вечернего концерта, б) мы можем потеряться, так как я ярмарка очень огромная. Но зато нас накормят баварскими сосисками и немецким безалкогольным шнапсом».

Павел Потапов (13 лет)

«На ярмарке было вкусно и тепло, потому что на улице немного морозно. Мы идём по улице, беседуем, смеёмся. Только сейчас я понял всю радость таких дней. Я понял всю сущность Рождества. Оно дарит людям счастье, несмотря ни на что.

По дороге на ярмарку, Вадим Александрович рассказывал нам историю Нюрнберга. Этому городу почти тысяча лет. История его контрастна: от главного города съезда нацистов, до города, которому Юнеско вручает титул: „Город, борющийся за права человека“».

Виталик Никитин (11 лет)

«Идею с „тихим часом“ я принял с удовольствием. Вот я сплю, никому не мешаю, вижу прекрасный сон про космос, но вдруг в космос ворвалось пение птицы. Я это воспринял как глюк моей фантазии. Но когда в космосе прозвучала фраза: „Никитин, вставай!“, я резко встал и оказалось, что этим звучанием был один человек — Володя Макаров.

Вот мы отправились на ярмарку. Ярмарку пронзал дух Рождества. Мы попили пунш и поели блинчики, что прибавило дух Рождества».

Илья Чистиков (13 лет)

«Мысль первая: „Почему с профессионалами работать проще?“ А что тут думать? Ведь в вопросе главное слово — профессионал. Лучший в своём роде, в своей профессии.

Мысль вторая: „Почему кто-то хочет стать лучшим и становится им, а кто-то с талантом, но не трудится и становится никем“. Ведь всё должно быть так: если есть голос, небольшой талант, данные, то нужно работать и развивать данное от природы. А получается всё наоборот».



 

мама Володи,
Кульминационно-ответственный период пережит! Всем сил, здоровья, выносливости, мужской несгибаемости, одержимости на будущие концерты и мероприятия! Держитесь! Впереди еще много интересного, рождественского и неожиданного!
Родители Алеши Коваль-Зайцева,
Поют, спят, едят, поют, спят, поют, становятся звучанием! Читать дневники - это просто каждый день как праздник! Удачи и здоровья вам всем, а педагогам - низкий поклон! Пусть у вас будет всё, что прибавляет дух Рождества!