Ctrl

 

16 октября 2013 (среда)
Живый в помощи вышняго...
Концертный хор мальчиков и юношей Санкт–Петербурга открыл двадцать первый концертный сезон

Под сводами Собора Святых Апостолов Петра и Павла сегодня в течение часа звучала хоровая музыка. Для Санкт-Петербургского хора мальчиков состоялось открытие нового концертного сезона. Что получилось, а что нет? Этот и некоторые другие вопросы мы задали художественному руководителю хоровой студии — Вадиму Александровичу Пчёлкину.

— Первый концерт — самый трудный. Хор выходит на сцену в обновлённом составе. Для многих ребят это первое, сложнейшее жизненное испытание. И я, выходя сегодня на сцену, тоже не знал, с какими трудностями или сюрпризами мне придётся столкнуться, ведь концерт коренным образом отличается от репетиционной работы в классе. На репетициях ребёнок сидит, на репетициях присутствуют моменты отдыха, на репетициях дети не находятся под пристальным вниманием большого количества людей. Концерт — другое дело. Во-первых, надо выстоять целый час, во-вторых,— удержать папку с нотами, в-третьих,— певец должен быть чрезвычайно сконцентрирован, чтобы чётко и быстро реагировать на дирижёрский жест. Хоровое пение — колоссальный духовный и физический труд. Особенно поначалу. Только отпев в хоре несколько лет и приняв участие в большом количестве концертов, ребёнок начинает получать настоящее удовольствие от творческого процесса. Поэтому для меня, как для дирижёра, который проходит вместе с детьми сложнейший путь от разучивания произведения до воплощения его на сцене, этот концерт — первое настоящее испытание. И мне кажется, мы с ним справились.


Программа концерта была составлена в основном из духовных сочинений без сопровождения. Чем обусловлен такой трудный и совершенно не детский по своим задачам репертуар?

— Это только на первый взгляд кажется, что репертуар не детский. На самом деле все исполненные сегодня произведения были написаны для детей, причём именно для мальчиков. Дмитрий Бортнянский много лет руководил хором малолетних певчих, очень хорошо знал природу детского голоса и каждое своё новое сочинение обязательно «опробовал» на капелльском хоре, состоящем из мальчиков, профессиональных теноров и басов. Именно поэтому эта музыка выдержала испытание временем. Для нас сочинения Бортнянского, Христова, Львова, Танеева — основа профессиональной хоровой работы. Это — огромный пласт музыки, который несёт в себе не только художественную ценность, но и помогает детям овладеть основами правильного дыхания и определёнными певческими приёмами. После того, как мальчики одолеют жанр хорового концерта, можно браться за любую хоровую миниатюру, за любую песню, за любую аранжировку. Когда хор, освоивший навык многоголосного пения а cappella вдруг получает поддержку рояля или оркестра, он расцветает, так как петь с сопровождением значительно проще.


На этом концерте вы впервые представили на суд публики свою хоровую миниатюру на стихи А. Блока. Это Ваше первое сочинение? И почему именно Блок?

— Музыку я пытаюсь писать с детства. Более того, я много лет занимался в классе композиции у замечательного музыканта, композитора Игоря Ефимовича Рогалёва. Это человек, который является для меня олицетворением настоящего профессионализма. К тому же он обладает потрясающей эрудицией и великолепным чувством юмора. Так как с детства я был чрезвычайно восприимчив к звучащему вокруг меня пространству, все мои детские сочинения были удивительным образом похожи на пьесы, когда-то уже написанные другими авторами. Игорь Ефимович всегда терпеливо выслушивал мой плагиат, поправлял очки и говорил: «Ты молодец. Это очень хорошая пьеса. Правда до тебя её уже написал Василий Павлович Соловьёв-Седой. Но ты не огорчайся, в следующий раз у тебя обязательно получится». И действительно, получалось. Но очень редко. Однажды из под моего пера вышла даже целая опера для детей. Она называлась «Ворона и лисица». Однако рукопись не сохранилась.

С годами сознание меняется. Вместе с ним меняется и мышление. На смену эмоциям приходит профессионализм. Ты смотришь на лист нотной бумаги совсем другими глазами, и возникает потребность отформатировать свой музыкальный слух и попытаться создать что-то новое. Из огромного опыта практической работы я хорошо знаю возможности своего хора и, что немаловажно, могу сразу же, прямо на репетиции опробовать тот или иной фрагмент. Мне вдруг захотелось попробовать использовать эту уникальную возможность. Я взял одно из тех стихотворений, которые знаю наизусть, и попытался услышать его состояние, время, ритм и мелодию. Так появилась на свет моя первая хоровая миниатюра. А через некоторое время — вторая. И опять на стихи А.Блока — «Девушка пела в церковном хоре». Мы планируем исполнить её в зале Академической капеллы 30 октября. Я отношусь к своему творчеству критически. Но отчётливо понимаю, что если каждый день браться за карандаш, то однажды обязательно должно появиться на свет хотя бы одно удачное произведение.


Довольны ли вы новым составом концертного хора?

— Впервые за свою двадцатилетнюю историю Концертный хор вышел на сцену в таком большом составе — сто двадцать человек. Однако в этом огромном и, казалось бы, необъятном коллективе для меня ценен каждый ребёнок.

Все дети разные, у каждого свои проблемы, свои трудности. Но уже одно то, что три раза в неделю они приходят на хоровую репетицию — чудо. Особенно, если учесть тот факт, что все мы живём в век всеобщего увлечения техникой и спортом. Я всегда стараюсь оправдать их надежды. Дети всё время ждут от меня чего-то нового, необычного, ни на что не похожего. Всё, что меня окружает — фильмы, книги, телепередачи, я вынужден постоянно рассматривать с позиции: «А что из этого я могу привнести в репетицию?» Мальчики обожают интересные рассказы, безумно любят разбор всевозможных нестандартных ситуаций. Часто поводом для такого общения становится та или иная строка разучиваемого произведения. И тогда репетиция наполняется смыслом, время пролетает в один миг, скрывая от хора все тяжести репетиционной работы, и я уже с нетерпением жду новой встречи со своим хором, а дети, в свою очередь — встречи со мной.

Если говорить о вокальных данных моих учеников, то здесь всё гораздо сложнее. Мальчиков, обладающих красивым голосом, очень мало. Основная часть времени уходит на то, чтобы развить у детей те данные, которыми их наградила природа. Это каторжный труд. Когда после многих лет работы это всё-таки удаётся, у ребёнка начинает меняться голос. И приходится всё начинать с начала. Кстати, в этом году у нас потрясающий состав хора юношей, и мы планируем даже сделать целое отделение концерта только с мужским составом нашего хора.


И последний вопрос. Кроме педагогической работы у вас появилась ещё и общественная нагрузка. Вы вошли в президиум двух крупнейших организаций — Всероссийского хорового общества и Союза концертных деятелей Санкт-Петербурга. Зачем?

— Во-первых, это интересно. Во-вторых, наступило время, когда необходимо не только принимать активное участие в культурной жизни нашей страны, но и помогать в решении профессиональных вопросов, а так же защищать своё дело и свою профессию. Я чувствую в себе силы всем этим заниматься. По поручению Всероссийского хорового общества мне доверено провести прослушивание в четырёх регионах нашей страны и отобрать для участия в церемонии закрытия Олимпийских игр в городе Сочи десять лучших певцов из каждого региона. Это задание очень ответственное. Мне удалось уже побывать в регионе Карелия и в Псковской области. В конце этой недели я отправляюсь в Чеченскую республику, в город Грозный, а через неделю — в Великий Новгород. Если бы не предстоящие гастроли, к которым необходимо основательно готовиться, я с удовольствием побывал бы ещё в Дагестане, Ингушетии и на дальнем Востоке.