Ctrl

 

22 октября 2011 (суббота)
Финляндия. День первый. Ванта
Концертный хор мальчиков впервые отправился на гастроли в Финляндию

Нам часто доводилось бывать в Финляндии проездом, однако ни разу не была она удостоена нашего пристального внимания. Никогда не звучал здесь голос нашего хора, и финская публика, соответственно, тоже была нам неизвестна. Это особенно удивляет, если учесть то обстоятельство, что Финляндия — самая близкая для нашего города заграница. Итак, мы впервые отправились на гастроли в эту страну.

Всю первую половину дня лил дождь. Казалось, он никогда не закончится. Наши попытки обогнать его увенчались успехом лишь ко второй половине дня. Почти четыре часа провели на границе. За двадцать лет гастролей такое время ожидания — рекордное. Длинный караван машин и автобусов свидетельствовал о том, что сегодня суббота.

Довольно занятно было наблюдать за нашими детьми на пограничном контроле. Те из них, кто уже неоднократно выезжал с хором на гастроли, привычно протягивали пограничникам свой паспорт и терпеливо ждали, когда документ вернут обратно. Новички же просто отдавали паспорт и торопились к автобусу. Их приходилось догонять и возвращать обратно.

Паспортистки заметно нервничали. Почему-то такое количество детей всегда наводит на них тоску и вызывает паническое состояние. Рост некоторых мальчиков был настолько мал, что только внезапно появившаяся откуда-то снизу рука с паспортом обозначала присутствие ребёнка. Чтобы разглядеть лицо хориста, девушкам-пограничницам приходилось вылезать из окна пограничной будки. Ту же процедуру приходилось им проделывать и в том случае, если на уровне их глаз появлялось только туловище, а лицо «ребёнка» находилось значительно выше линии обзора.

Несмотря на все эти сложности, отнявшие у нас значительную часть времени, в Ванту хор прибыл без опозданий. Мы успели отдохнуть с дороги, провести полноценную репетицию и, таким образом, основательно подготовиться к концерту. Для мальчиков, перешедших в концертный хор в этом году, он стал настоящим испытанием. Ни разу ещё не доводилось им петь на сцене в течение целого часа, исполняя тринадцать разнохарактерных произведений подряд. Да и в истории хора впервые концертный сезон открывался не на родине. Позволим себе сделать небольшое отступление и откровенно признаться в том, что подготовить хор к гастролям за такое короткое время совсем не просто. Сколько сил педагогов и детей было вложено в эту работу, поймёт далеко не каждый. Работа эта не видна и скрыта за стенами хорового класса. Успех вечернего концерта в протестантской церкви стал некоторой компенсацией за этот тяжелейший труд.

Ужинали в Макдональдсе. Такое бывает не часто, а когда случается, то превращается в настоящий праздник.

В кемпинг приехали, когда уже стемнело. Маленькие домики, в которых нам предстояло провести две ночи, были хаотично разбросаны по огромной территории. Создатели этой базы отдыха обладали, по всей вероятности, большим чувством юмора, так как предлагали своим посетителям ориентироваться на местности по замысловатой карте, составленной из разноцветных и никому, на первый взгляд, непонятных условных обозначений. Лишь только к последнему дню мы начали понемногу разбираться в хитроумных переплетениях щебенчатых дорожек и загадочных лабиринтах троп.

В каждом домике разместился квартет. При расселении учитывали пожелания детей. Ключ от домика в четвёрке получал самый ответственный. Он же обязан был следить за порядком. Однако спустя всего час после расселения начались неожиданные сюрпризы.

Во время вечернего обхода преподаватели обнаружили на крыльце одного из домиков вальяжно отдыхающих Сашу Зорькина и Стёпу Лапшина. Дверь в коттедж был открыта. Остальные его жильцы лежали в кроватях и тщетно пытались заснуть. Оказывается, мальчики столкнулись с трудноразрешимой проблемой. В комнате было невыносимо жарко, и спать при такой температуре представлялось им невозможным. Будучи хорошо знакомы с законами физики и аэродинамики, дети в ходе научной дискуссии сошлись на том, что у этой проблемы есть только одно решение: дверь, открытая под острым углом, и форточка, имеющая продольное сечение, должны были обеспечить принудительную циркуляцию воздуха, что, в свою очередь, позволит за короткий промежуток времени добиться необходимого понижения температуры. «Единственная сложность,— сказал Стёпа,— заключается в том, что эту процедуру придётся повторять через каждый час, так как воздух за это время успеет заново прогреться. Но ничего. Мы уже составили график дежурства». Проверить правильность этих расчётов и исключить допущенные, возможно, мальчиками ошибки нам не удалось, так как Вадим Александрович в считанные секунды предложил детям более простое, на его взгляд, решение проблемы: он просто уменьшил температуру батареи, повернув соответствующий регулятор на боковой панели.

В другом домике, наоборот, было очень холодно. Но и здесь дети проявили завидную смекалку и сообразительность. Они надели на себя тёплые рубашки, свитера и куртки, укутались сверху одеялом и, принявшись интенсивно дышать, стойко преодолели ночные заморозки. Удивительно в этой истории вовсе не то, что мальчики не догадались включить батарею, а то, что наш любимый водитель автобуса Александр, которому довелось жить в этом же домике, войдя, тут же последовал их примеру.

Однако настоящий блокбастер можно было снимать в коттедже, где проживали Антон Воробьёв, Паша Потапов, Матвей Роженков и Миша Лихолетов. Весь вечер шла у них ожесточённая борьба с замком, который категорически отказывался выпускать мальчиков на улицу. Домик просто сотрясался от диких криков, метаний по замкнутому пространству — как по горизонтальным, так и вертикальным траекториям, от кровати к двери, от двери к люстре, от люстры к окну. Однако всё это «шаманство» не помогало, и скобяное изделие по-прежнему не собиралось выпускать узников из заточения. Для того чтобы вызволить пленников из неволи, потребовался целый час времени, из которого пятьдесят девять минут ушло на то, чтобы расколдовать заколдованных мальчиков: снять эмоциональное напряжение и успокоить, а минута — чтобы повернуть против часовой стрелки ручку фиксатора.